Контакты
тел.: 8-902-27-26-154
e-mail: mail@nomadsclub.ru
Обратная связь
Идёт набор групп
Раскрыть список ↓


Наше производство
Тент легкоход
Сверхлёгкий водоупорный тент для настоящих легкоходов.
Подробнее...
Накидки на рюкзак
Накидки на рюкзаки от 20 до 120 литров. Различные цвета.
Подробнее...
Дождевики
Туристический дождевик из водоупорной ткани в разных расцветках.
Подробнее...
123
Календарь мероприятий
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Наши друзья
Наша рассылка
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить наши походы и мероприятия:

Походные истории об обретении Родины

Опубликовал: Павел Добряк от 20-01-2015, 13:59. Просмотров: 1017, комментариев: 0.
В 2010-2013 годах я писал воспоминания о различных походных случаях. В поездках с нами случается множество историй, иногда забавных, иногда грустных или поучительных. Я разделил их на несколько циклов. Что же объединяет эти истории? Все они – о знакомстве нас с нашей Родиной, о её поисках и об обретении нами Родины, что делает нас немного другими.

Родные ландшафты и иностранцы в цивилизации

Ночной поезд Екатеринбург-Магнитогорск с 30 по 31 декабря. Я в качестве факира еду на Новый Год на лыжный курорт Губерля в Оренбургской области в составе группы различных артистов. Предвкушаем праздничную обстановку, артистическую среду и танцы. Я еду вместо фокусника Марата и, чтобы у заказчиков не возникало ненужных вопросов, еду под его именем. Надеюсь, что небольшого знания башкирского хватит, чтобы устранить возможные недоразумения. Девушки-художницы и танцовщицы привыкают к моему новому имени. С новым именем вхожу в роль, и у меня незаметно меняется сознание и восприятие мира.

Губерля оказалась санаторием, окруженным невысокими горами, почти холмами с крутыми склонами и кустарником в узких долинах. Такого Урала я еще не видел. Незадолго до отъезда у Льва Гумилева прочитал о том, что у каждого народа есть свой любимый ландшафт. Русские предпочитают лесистые долины рек, украинцы – лесостепи. Сравнил с тем, что я знаю об украинских переселенцах на Урал. Действительно, они старались селиться там, где заканчивается тайга и поля соседствуют с рощами.

Моей соседкой оказалась программистка из Орска. Посмотрев в окно, она сказала: «А вот и начались родные степи». Я сказал, что меня пугает степь до горизонта, глазу не за что зацепиться. То ли дело горы – в Нижнем Тагиле поднимешься на Лисью Гору и видишь панораму города и Уральского хребта. Она мне ответила: «Павел, вы не понимаете, простор-то какой!». В Губерле узнал, что местные жители казацкого происхождения ездят на пикники к ручьям и не понимают казахов, которые отдыхают в степи на возвышенностях. Там же воды нет – зато нет и комаров.

Путешествуя по европейской России на теплоходе от Перми до Петербурга и обратно, по Золотому Кольцу (1), отдыхая в лагере на границе Нижегородской и Владимирской областей, я познакомился с культурой и ландшафтом Руси. Леса на холмистой равнине с оврагами и берега неспешных рек показались мне уютным домом. Но не хватало суровости Уральских Гор и сибирской тайги, где береза из любимого национального дерева превращается в почти сорное растение, растущее на вырубках и гарях, и где уважением пользуется сибирский кедр. Получается, что, заселив Урал, Сибирь и Дальний Восток и из колонистов постепенно превращаясь в местных жителей, мы становимся не только русскими, но и кем-то еще.

Мы выходим из газели в Северобайкальске. Закончилась очередная летняя экспедиция, на этот раз – на Байкал и Байкальский Хребет. Мы идем гулять по Северобайкальску и обращаем внимание, что местные жители на нас как-то странно смотрят. Зашли в позную (2), официантки поинтересовались, мы из Прибалтики или Германии? Когда мы приехали в Екатеринбург, человек на перроне спросил: «Россию приехали посмотреть?». Конечно же, мы ответили: «Да!». Мы стали иностранцами на равнине и спустились с гор, чтобы посмотреть на цивилизацию.

Я гуляю с женой по Москве. Несмотря на русскую речь, меня принимают за иностранца и пытаются взять двойную плату за входы в музеи. Помогает только паспорт. Гуляем по Соборной площади в Кремле. Время 17 часов, к нам подходит милиционер и говорит: «Kremlin is closing for the evening time» (англ – Кремль закрывается из-за позднего времени).

-----------------------------------------------
1) Золотое кольцо - Кольцо городов вокруг Москвы – воплощение культуры Руси: Владимир, Суздаль, Гусь-Хрустальный и др.
2) Позная – кафе, где основное блюдо – позы (бурятские пельмени).

Куда делась надпись «Рехим итегез?»

Башкиры – замечательный народ, который сохранил родной язык, оптимизм и хорошее отношение к русским, несмотря на четырехсотлетнюю совместную жизнь и постоянные обиды. Путешествуя по башкирским деревням, нужно быть готовым, что к вам в лагерь зайдут местные жители и начнут неспешный разговор о погоде, горах и жизни вообще. Поэтому руководителю нужно иметь заместителя, который будет заниматься делами, пока руководитель беседует, или туриста поразговорчивее. Путешествуя по Башкирии, кажется, что едешь немножко по другой стране. Так и должно быть. С нашей вертикалью власти и интеграцией мы забыли, что Россия – страна стран и почти каждый наш край скрывает в себе уникальную местную культуру, часто умирающую и непрестижную. На вопрос, с чем граничит Башкирия, лучше отвечать – с исторической Башкирией. Каждая область по соседству отхватила себе кусок Башкирии, а Челябинская и Оренбургская – сплошь исторические башкирские земли.

Озеро Иткуль (1) – прекрасное горное озеро на самом юге Среднего Урала в Челябинской области. Крутые восточные берега и пологие западные с полянами, горы с небольшими безлесными участками с дикой вишней, созревающей в сентябре, дно местами песчаное, местами каменное – всё это в хорошую погоду создает ощущение отдыха на морском берегу. У южного берега имеется скала Шайтан (2), к которой легко доплыть или обогнуть её вплавь. Смельчаки забираются с удаленной от берега части на верх скалы и ныряют оттуда.

Окрестности озера Иткуль – маленькая Башкирия. На берегу озера имеются деревни Сайма, Даутово и Иткуль, недалеко – деревня Ключи. Гуляя по деревням, я не встретил славянских лиц. Можно услышать башкирскую речь. Кстати, башкиры были выгнаны сюда с верхнего течения Чусовой. На въезде в Иткуль надпись: «Иткул ауыл, рехим итегез!» (3). Башкирский язык уникален, и русский, не поленившийся выучить его, получает дополнительные механизмы мышления, отсутствующие при мышлении на русском языке. Башкирский язык имеет больше звуков, чем русский. Словообразование заключается в присоединении к концу слова множества суффиксов, так что вы сможете поупражняться в словотворчестве. Он намного богаче английского в глагольных модальностях, вы сможете выразить тончайшие оттенки мысли, связанные с возможностями и желаниями. Прошедшее время имеет две формы – очевидную и неочевидную. В очевидной форме вы говорите о том, что видели своими глазами или в чем уверены на 100%. Интересно, что история пишется в прошедшем неочевидном времени, мудрое решение для исторической науки!

Я возвращаюсь в лагерь клуба Вита (4) в будний день после длительного одиночного разведывательного похода. Уже темнеет, я понимаю, что срок моего возвращения прошел, моя жена, наверное, уже привыкла, а вот Роза Дарвиновна Порожская, начальник лагеря, волнуется. Мне дорогу перегораживает пожилой башкир, и начинается неспешный разговор, который непонятно когда закончится.
- Наверное, ваша фамилия Иванов?
- Нет, Добряк.
- Какая-то нерусская фамилия.
- На Украине много людей с такой фамилией.
- Вы украинский шпион (смеется). Почему вы хотите на нас напасть?
(разговор шел еще до того, как между Украиной и Россией началось безумие 2014 года)

При всем юморе разговора получается, что у русских и башкир общее осознание одной судьбы.

Я веду группу по спортивному (70 км) маршруту, включающему кроме Иткуля еще 6 озер, среди них Ташкуль (5) – Иткуль в миниатюре, Тотыш (6) и Синара. Присматриваюсь к спутникам: кто из них пойдет на 70 км, а кто ограничится 30-ю? Выходные, стоит летняя солнечная погода, и берега переполнены отдыхающими. На Сабантуйной поляне у деревни Иткуль всё перемешалось – машины, палатки, люди, мусор. Из машин доносится музыка, пахнет шашлыком. Не вижу надписи «рехим итегез!» и предполагаю, что она на каком-нибудь другом въезде. Элина Волкова высказывает предположение, что надписи нет, потому что туристам уже не рады. И действительно, когда понимаешь, что эта музыка гремит ночи напролет все выходные, приходишь в ужас. Башкиры намного терпеливее русских. Другой народ давно бы спустил ночью собак на Сабантуйную поляну.

Озеро Иткуль – священное горное озеро, оно не заслуживает музыки из автомобильных динамиков. Только гитара и камус и живая песня достойны звучать на его берегах. А пока приезжайте на Иткуль, но только в будни. И если приезжаете в деревню с другой культурой, то, по крайней мере, не шумите. Иначе надписи в Башкирии «Хаерле юл!» (Счастливого пути!) будут только на башкирском языке.
--------------------------------
1) Иткуль (башкирское) – мясное озеро
2) Шайтан – тюркский черт
3) Башкирское – «Деревня Иткуль, добро пожаловать!» Здесь и далее недостающие в русском алфавите башкирские буквы заменены приблизительными русскими аналогами.
4) Клуб здоровья «Вита» – Екатеринбургский клуб, организующий палаточный лагерь на берегу Иткуля. Практикуют питание по системе Шаталовой, оздоровительные гимнастики, дыхание по Бутейко, народные обычаи и т.п.
5) Ташкуль (тюркское) – каменное озеро
6) Тотыш (башкирское) – «ловильное» озеро (рыбацкое место)

Туристы украли торт у Чебурашки

Поехал с сыном Андрюшей в феврале в природный парк «Оленьи Ручьи». Задача была – проверить, как трехлетний ребенок переносит путешествие на целый день (утром встали в 5 часов, вернулись из похода в 11 вечера). Ехали с пересадкой на двух электричках, сперва до Ревды, потом до Бажуково. Андрюша спать в электричках отказался. Маршрут был на 15 км и включал достопримечательность – скалу в форме арки – Карстовый мост с пещерой сквозь одно из оснований арки. Андрюше прогулка понравилась, но в пещеру далеко от входа он заходить побоялся. На обратном пути вышли к полноводному роднику, вытекающему из скалы в реку Сергу. Полынья была такого размера, что в ней можно было купаться. Нашли рыбацкую избушку. Удивительно было её обнаружить в природном парке, посещаемом тысячами людей. Впрочем, в эту поездку весной в будний день кроме нас в парке был только один посетитель – лыжник. Получается, что в парке сосуществуют две субкультуры – туристы и рыбаки, которые смотрят на парк различными глазами. Хотя уже неоднократно было замечено, что стоит отойти от основной тропы, ведущей к достопримечательности, и можно попасть в такие дикие места, где нет даже троп. Я с удивлением обнаружил, что трехлетний ребенок может не капризничать целый день и есть всё, что ему предложат, и в полном объеме. Половину пути Андрюша шел сам, а последние пять километров спал, улегшись на моей голове. В электричке на обратном пути пассажиры нас узнали и сказали: «Туристы возвращаются». С каждым словом «туристы» Андрюша мрачнел и наконец разревелся, сказав, что ни с кем разговаривать больше не будет. Оказалось, что есть мультик про Чебурашку и крокодила Гену, в котором туристы совершали всякие пакости: мусорили, глушили рыбу и украли торт у Чебурашки. Конечно, всё закончилось хорошо, и туристы поступили на перевоспитание к старухе Шапокляк. Но отрицательный образ туристов уже сложился в голове. Дома Андрюша добрался до постели и начал засыпать, но мы напомнили ему о его традиционном вечернем ритуале: Андрюша залезал на лестницу и издавал боевой клич. Андрюша из последних сил залез на лестницу, после чего уснул.

Пролетариат – гегемон

Каждый раз, когда я покупаю новое расписание электричек, у меня портится настроение. Почему-то с каждым годом электричек становится всё меньше, и идут они во всё более неудобное время. Встречаются и совсем нелепые истории, подтверждающие, что железная дорога – отдельное государство, живущее по одним ему ведомым законам.

Однажды я опоздал на последнюю электричку из Нижнего Тагила в Екатеринбург. Обнаружил, что есть электричка, которая идет из Екатеринбурга до станции Исеть. В электричке думал о том, как я буду в Исети ночевать. Когда электричка стала подъезжать к Исети, радио объявило: «Электропоезд прибывает на конечную станцию Исеть, просьба освободить вагоны, не забывая свои вещи». Я уже собрался выходить, гляжу, а остальные пассажиры сидят. Поинтересовался, в чем дело? Оказывается, поезд сменит номер и поедет дальше до Екатеринбурга. И действительно, через пять минут радио объявило, что поезд едет до Екатеринбурга со всеми остановками.

Каждый год весной мы любим ездить в Шемахинские пещеры. Летом их посещать опасно из-за вероятности затопления во время дождей, зимой же они – сказочный подземный мир с ледяными сосульками. Пещеры очень различны. Первая представляет собой вереницу готических гротов, по которой течет река (зимой у входа застывшая), вторая же – многоэтажная пещера с узкими проходами. С каждым новым ярусом поверхность стенок меняется. Видно, что нижние этажи пещеры более молодые. Добираться туда нужно с пересадками: электричкой «Екатеринбург – Дружинино», поездом «Дружинино – Михайловский Завод», поездом «Михайловский завод - Нязепетровск» (до Шемахи). Поезда принадлежат разным железным дорогам – Свердловской и Южно-Уральской. В последний раз мы приезжаем в Михайловский Завод и обнаруживаем, что поезд до Нязепетровска уже ушел. Следующий – завтра. Стыковка по времени между поездами нарушена.

На поезде «Дружинино – Михайловский Завод» удобно было ездить в природный парк «Оленьи Ручьи» (выходить на станциях Половинка, Бажуково, Аракаево). Поездка на этом поезде имела особый колорит: на поезде ехали туристы, рыбаки и рабочие. Последние устраивали в конце поезда казино – играли на деньги в Тысячу. Конечно, азартные игры на Российских железных дорогах запрещены, но в этом поезде они уже стали элементом культуры, скрашивающим поездку. Когда-то вагоны в этом поезде были плацкартными, и можно было выспаться, но этого уже давно нет, и приходится ехать в общем вагоне. Не всегда три типа пассажиров мирно сосуществовали. В последнюю поездку какой-то пассажир был очень недоволен лексикой игроков в карты, он сделал им несколько безрезультатных замечаний и побежал жаловаться проводницам. Я в очередной раз убедился, что проводница, какой бы хрупкой девушкой она ни была, - главное лицо в поезде, способное утихомирить самого жуткого дебошира. Казино было быстро закрыто, но рабочие стали возмущаться. Оказывается, они воспринимали этот поезд как предназначенный именно для них, чтобы возить рабочих из Дружинина в Михайловский завод. Они говорили, зачем вообще этих туристов пускают в поезд! Я удивился, как легко люди привыкают считать своей собственностью то, что им не принадлежит. Но что самое удивительное, оказалось, что железнодорожное начальство солидарно с рабочими. Через год поезд перестал останавливаться на всех мелких станциях. Ведь он предназначен для того, чтобы рабочие могли попасть на работу. И туристам пришлось осваивать другие пути заброски в природный парк. Пролетариат в нашей стране по-прежнему – гегемон, и не стоит об этом забывать.

Угрюмые тагильские рыбаки и веселый «офисный планктон»

Чусовая для жителей Урала – особенная река. Дело даже не в её величественных скалах – бойцах, а в истории. По Чусовой долгое время сплавляли на барках железо с Уральских заводов. Чусовая – часть нашей культуры, описанная в произведениях Мамина-Сибиряка. Поехал и я в очередной раз на сплав по Чусовой, на этот раз – корпоративный. Ехал, страшась предстоящего. Несмотря на август, прогноз был как на ноябрь. Как обитатели города выдержат? Фирма была из Нижнего Тагила, но были и екатеринбуржцы и москвичи. Когда увидел будущих туристов, то немного успокоился. Поскольку я родился в Тагиле, то интуитивно узнаю тагильчан по каким-то даже мне неведомым признакам. Они мне представляются нетребовательными и выносливыми.

Чусовая встретила нас непрекращающимся ледяным дождем и туманом от испаряющейся реки (Чусовая нагрелась и была теплее окружающего воздуха), сквозь который мелькали скалы-бойцы. Поселок Кын оправдал свое название («Кын» в переводе с мансийского – «холодный»). Фирма выдержала погодные испытания во многом благодаря Карине Арутюнян, заражавшей всех своим оптимизмом и хорошим настроением.

В последний день погода наладилась, словно в подарок за выдержанные испытания. Мимо стали попадаться лодки с рыбаками. Некоторое время не мог понять, что за пропасть лежит между нами и рыбаками. Потом понял – угрюмые тагильские рыбаки здоровались и отвечали на вопросы, не поворачивая головы. Видимо, они занимались делом, в отличие от нас – бездельников.

Через год я вновь – инструктор на корпоративе. На этот раз – фирмы из Екатеринбурга с филиалами в Новосибирске, Москве, Перми и еще ряде городов. Прогноз, как назло, опять очень плохой – сплошные дожди. Когда мы приехали, еще было ясно, но при перетаскивании катамаранов к реке начался дождь и уже не прекращался.

«Офисный планктон» вел себя не так, как туристы. Что бы сделал турист при непогоде? Утеплился и надел дождевик. Корпоративщики вытащили водяные пистолеты и начали окатывать друг друга. А чтобы согреться – пили водку. Некоторые обнаружили, что вода теплее, чем воздух, и плыли рядом с катамаранами.

Проплывали мимо деревни Слобода, известной своей церковью, которая сохранилась с дореволюционных времен, и попом с богатой биографией (прошедшему карьеру из «братков» в «батюшки»). Чусовая делает большую дугу, так что церковь можно видеть целый день и со всех сторон. После очередного поворота на 90 градусов я сказал своим подопечным, что мы наматываем круги, чтобы прошло больше времени.

На берегу наступила полная деморализация. Отдыхающие поняли, что костер просто так не появится, а ужин не приготовится. Каким-то чудом под дождем удалось сложить и протопить баню-каменку в месте, где камней практически не было. Мне с трудом удалось отогнать от каменки тех, кто сушил на ней одежду. Я не понимал, почему мои слова о том, что баня предназначена для прогрева людей, а не одежды, что баня остынет, если мы сейчас же не натянем тент, не действуют. Потом оказалось, что измученные непогодой и алкоголем люди просто не хотят идти в баню, и мы практически силком их туда запихали.

Убедившись, что клиенты накормлены, обогреты и напоены (о последнем они позаботились сами), инструкторы пошли в баню, причем, по нашей привычке, - голыми. На берегу было только два человека из корпоративщиков. С каждым нашим выходом, чтобы окунуться в Чусовую, зрителей становилось всё больше, пока не собралась вся фирма.

Потом была массовая попойка, высказывание директору всего, что о нем думают, и прочие безобразия. Интересно, что некоторым клиентам из Новосибирска и Перми было интереснее общаться с нами, чем со своими коллегами.

Это типичный корпоративный выезд, с которым сталкиваются большинство инструкторов, поэтому если вы узнали в рассказе описание вашего выезда на природу, то поверьте – это случайное совпадение.

И всё-таки из этой поездки можно извлечь положительный опыт. Понять, почему тагильская фирма после корпоратива уехала более сплоченной, а екатеринбургская – опустошенной. Понаблюдать за богатством характеров. Понять, какие замечательные в нашем туристическом коллективе люди.

Сибирские пассажиры

Интересно посмотреть, как складываются отношения людей, оказавшихся вместе в маленьком замкнутом пространстве. Пример этого – поезд. К туристам в поездах отношение, как правило, неприязненное. Проводники глядят оценивающе – будут или не будут пить и играть на гитаре ночью? Пассажиры – будут ли собираться в их купе? Думаю, что проблема имеет простое решение - надо просто селить туристов вместе, но, несмотря на то, что мы подаем групповые заявки на билеты за 45 дней до отправления, нам обязательно достаются верхние боковушки. Туристы не могут не общаться, поэтому мы стихийно группируемся в одном из отсеков.

Мой подход и подход другого руководителя походов принципиально различаются. Я при посадке в поезд даю понять соседям, что им очень повезло: с ними едут туристы, а не младенцы, дембеля или уголовники. Другой руководитель наоборот, с ходу заявляет, как соседям не повезло, чтобы морально готовились. Лучше, конечно, сразу доносить оба послания. Это создаст в головах соседей легкий транс и дезориентацию.

Поезд «Москва – Тында», на котором мы ехали на Байкал, оказался воплощением агрессивности. Как назло, все места туристической группы из 24 человек оказались верхними боковушками. А нам надо было распределять снаряжение и тренироваться в вязании скалолазных узлов. Все пассажиры, поддаваясь массовому психозу, гоняли нас по всему вагону. Фразы, что мы такие же пассажиры, как и они, и тоже заплатили за билет такую же сумму, не имели никакого воздействия. Пришлось сказать одному мужчине: «Послушайте, папаша, вам не кажется, что ваше место возле параши?». От возраста и пола отношение не зависело. Молодые девушки шипели на нас, как и старухи. Я спросил девушек: «Верхнее место мое?». Мы залезли втроем на верхнюю полку, свесив ноги. Девушки вызвали проводников. Поскольку пассажиры жаловались, что мы садимся на их места, сделал встречную жалобу, что пассажиры смотрят на места, которые принадлежат нам. Я прикинулся этологом и стал наблюдать за пассажирами с точки зрения поведения стаи обезьян и обнаружил много схожего. Так, вместо того, чтобы наслаждаться общением (в нашем туристическом коллективе много интересных и образованных людей), девушки отвернулись и занялись груммингом (расчесыванием друг друга; обезьяны всё время вычесывают друг у друга блох). Сказал девушкам, что во время грумминга блох нужно съедать.

Проводницы выделили нам место, где они обычно складывают одеяла. Довольные, мы расположились, чтобы тренироваться вязать узлы. Не тут-то было. Старухи накинулись на нас, сверкая крестами. Я поинтересовался, есть ли у них билеты и на это место? Тогда старухи сменили гнев на давление жалостью и заголосили, что им нечем дышать. Я предложил им приоткрыть окно, но они сказали, что их продует. Возникает вопрос, зачем же они вообще поехали в плацкарте? Я объяснил им, что нам необходимы ежедневные тренировки, что от правильно завязанных узлов зависят наши жизни. Поинтересовался, как их христианство соответствует их поведению, и предложил их раскрестить. «Ты нашего Бога не трожь!». Отчего же, пришлось «потрогать», тогда успокоились. Интересно, что в восточных странах с огромной плотностью населения господствует буддизм. Если бы население было христианским, то они давно перерезали бы друг другу глотки.

В конце поездки к нам привыкли. Старухи стали учиться вязать наши узлы – вдруг пригодится в вязании? Проезжая туннель у Северобайкальска, я сказал проводницам, что нам нужно выдать девушек замуж, и попросил не включать свет. Проводницы засмеялись и сказали, что так еще никто не обосновывал, и выполнили нашу просьбу.

В общем, эта поездка показала глубокую болезнь нашего общества, когда люди из одной культуры, оказавшись в тесноте, строят друг с другом звериные отношения.

Справедливости ради, нужно сказать, что агрессия в поездах возникает далеко не всегда. Когда мы возвращались с Алтая, пассажиры расспрашивали нас о местах России, где мы побывали, а одна журналистка даже вымыла мою прокопченную во многих походах кружку, сказав, что нужно позаботиться и о руководителе. На вопрос, откуда она узнала, что я – руководитель группы, она ответила: «по самой грязной кружке» (мне вспоминается фраза из одной книги, как нужно найти вождя в деревне. Нужно найти самую драную типи и найти в ней самого плохо одетого человека. Вождю приходится много заниматься общественной работой, но домашнюю никто не отменял и за него не сделает).

Как меня материли на Птице

Мы отправились в экспедицию на Байкальский хребет (западный берег Байкала) с целью посетить его высшую вершину – гору Черского. По долине реки Горемыки через перевал Галкин мы должны были перевалить в долину Куркулы на озеро Гитара, после чего подняться на Черского.

Река Горемыка оправдала свое название. Однажды мы прошли только два километра, идя целый день. Причина такой медлительности – кедровый стланик в рост человека, по которому мы и шли с рюкзаками по 30 килограммов, продираясь по кедровым кустам. Тогда я понял фразу, сказанную группой, идущей навстречу: «Мы проложили для вас тропу». Когда я её услышал, я недоумевал, как можно проложить тропу группой из пяти человек? Потом понял, что даже такая небольшая группа оставляет среди стланика еле заметный коридор, с которого легко сбиться, но который сильно облегчает жизнь. Самое сильное ощущение тех дней, когда я немного провалился и застрял среди кедровых стволов, а по мне прошел Миша, не заметив меня. Я вопил так громко, что Миша потом несколько дней извинялся.

Натерпевшись на Горемыке, мы, наконец, оказались в долине Куркулы у озера Гитара с водопадами. Там и отрывались, устроили дневку с баней. К тому времени мы одичали совершенно и иногда забывали одеться после купания (а купались мы без трусов), наслаждаясь горным ветром и ярким солнцем (которое в тот год палило над Байкалом так, что стольких хороших дней в прошлые годы старожилы не могли вспомнить). В общем, мы дали телу отдохнуть после потной одежды и тяжелого рюкзака.

Впереди у нас восхождение на гору Черского. Мы встали с рассветом и пошли по небольшому леднику в цирке, который образовывает гора Черского со своим отрогом и пиком Птицей. Тот год выдался не только солнечным, но и снежным. Каждый кулуар на вершинах Байкальского хребта был заполнен снегом. Горы были в полосочку. Нам удалось сделать много красивых снимков. Этот снег и сорвал нам восхождение. Для безопасности вместо трех ожидаемых веревок нам пришлось провешивать пятнадцать. К пяти вечера мы оказались на перемычке между Черским и Птицей. Спускаться вниз было опасно. Таявший снег и лед ломали скалы, происходили камнепады. Было понятно, что на Черского подняться уже не получится, ночевать на перемычке большой группой было не удобно, да и силы еще оставались. Руководители, посовещавшись, решили подниматься на Птицу.

Птица немного ниже Черского, но с восточной стороны на неё есть удобный подъем по гребешку, по которому может подняться любой турист, не боящийся курума. Мы же оказались у западной стены – отвесной. Веревки нам провешивал участник нашей группы, известный альпинист Женя Новосельцев. Подъем для меня был тяжел не столько физически, сколько морально. Я шел одним из последних и успевал «поймать» все эмоции впереди идущих. Подъем был опасным. Гора была старой, сверху падали камни размером с чемодан. Приближалась туча, сверху напоминающая ядерный взрыв из-за идущего дождя.

У меня было много времени в ожидании, когда до меня дойдет очередь подниматься по веревке, поэтому я доставал камеру и снимал происходящее, во многом для того, чтобы успокоить нервы. Нервы успокоились настолько, что я осмелился попросить народ перегруппироваться на маленькой площадке, чтобы съемка получилась более интересной. В ответ услышал несколько ненормативных выражений, смысл которых сводился к следующему: «Как ты можешь снимать, неужели ты не понимаешь, в какой ситуации мы оказались!».

Женю Новосельцева чуть не убило сорвавшимся камнем (камень только оцарапал нос и губы). Туча покружила, остановившись в нескольких сотнях метров от нас. Последние два часа остатки нашей группы со мной поднимались на Птицу уже в полной темноте. Вокруг с грохотом падали камни, мелькали вспышки и пахло горелыми камнями от ударов о скалы. БОльшая часть группы спустилась с Птицы в лагерь. Я же, рассудив, что ночью я уже вдоволь находился по Алтаю, предложил своим спутникам заночевать на вершине. Что мы и сделали. Ночь была теплее, чем мы могли бы ожидать. Мы, конечно, мерзли, но наградой нам были горные панорамы Байкалького хребта вокруг нас и красивый восход над Байкалом под мелодии дудочки Олега Долженкова. Виды порождали ощущение счастья и одновременно безысходности от того, что жизни не хватит, чтобы обойти эти дикие бескрайние хребты.

Оказалось, что я снимал не зря. Наш профессиональный оператор Олег Долженков, туристические фильмы которого занимают первые места на международных соревнованиях, не снимал подъем на Птицу, следуя обычаю операторов не будить Лихо. Так что я запечатлел на пленку первовосхождение на пик Птицу по западной стене категории 4Б.

ТАСС, Политбюро, КГБ и английский в нашей стране

Поехали мы с коллегами к Мексиканскому заливу в город Корпус Кристи (странное для русского уха название, означающее «Мертвое тело Христа»). Американские коллеги к нашей идее поездки на общественном автобусе отнеслись с ужасом. Мы их заверили, что нам без разницы, с кем ехать. Действительность же превзошла наши ожидания. Мы наконец-то поняли, где сосредоточена вся полиция – на автостанциях (мы не видели полицейских даже в техасском Капитолии). Несмотря на обилие полицейских, на наших глазах один бродяга украл у другого ноутбук. В автобусе мои коллеги ехали в стрессовом состоянии. Один пассажир спросил нас, откуда мы? Россия – это в другом штате? Это другая страна? Надо же! Другой поинтересовался: «Tes?», мы переспросили, он повторил: «Tes? Politbyuro? KGB?» Мы заверили его, что мы из этих организаций.

Город Корпус Кристи поразил нас своей многоэтажностью и полным отсутствием людей на улицах. Коллеги сказали: «Пора уезжать, а то нас здесь убьют и даже никто не увидит». Зашли в кафе. Официантка спросила: «Английский в вашей стране сильно отличается от американского английского?».

Есть ли в Англии гейши?

Я проходил повышение квалификации в институте и посещал занятия по теме «Интернационализация ВУЗа». Одна из лекций была посвящена особенностям ведения переговоров с иностранцами. Лектор рассказывала об этнических особенностях и возможных недоразумениях с представителями разных стран. В перерыве мы разговаривали с другими преподавателями, бывавшими за границей, и сделали вывод, что лекция интересна, но не очень актуальна, так как научная среда уже давно интернациональна и очень открыта. Что культурный шок более вероятен, если вы пойдете гулять, скажем, по таким районам Екатеринбурга, как Сортировка или Уралмаш, а не по центру Лондона.

В конце занятия лектор не очень уверено предложила сыграть в ролевую игру (согласятся ли солидные преподаватели? Да и время уже позднее). Большинство ушло домой, остались в основном молодые преподаватели и пара заведующих кафедрами, что было логично. Молодежь еще не утратила склонность к приключениям, а заведующие кафедрами не зря занимают свою должность, сохранив качества молодости вопреки всему. Остался и я из соображения, что раз уж я участвую, так надо погрузиться в обстановку по полной программе.

Моя группа изображала японских преподавателей, собирающихся договариваться с англичанами о проведении научных конференций. На первом этапе мы в своем кругу обсудили, как мы будем общаться с «англичанами». Самое тяжелое было для нас не смотреть в глаза собеседнику в соответствии с японской особенностью. В ходе обсуждения я был расстроен тем, что не предложил никаких идей (Как же так, я совсем не креативен!). Мы свернули самолетики из бумаги, чтобы подарить их нашим собеседникам.

Переговоры с «англичанами» шли как-то очень гладко. Я подумал: «Ну и стоило ли оставаться?» Когда мы дошли до обсуждения отдыха, я решил действовать. Изучали же мы культурный шок, вот я его и устрою:
- Кстати, раз уж речь зашла о культурной программе, мы к вам приезжаем надолго, в Японии мы в таком случае ходим к гейшам. А в Лондоне вы нас куда поведете?
Аспирантки краснеют, «Англичане» пытаются справиться с ситуацией (интересно, в России предложили бы баню с девушками?).

Я подумал: «Так просто вы от меня не отделаетесь».
- А в Японии мы проведем конференцию в наших замечательных городах: Хиросиме и Нагасаки.

«Переговоры» закончились смехом.

Как найти туалет в Израиле и как организовать туалет по-арийски?

Ответ на первый вопрос поразил своим юмором. Искать его не надо. Евреям терпеть нельзя, натерпелись. В Израиле, как и в любой восточной стране, местами пахнет мочой. Причем всегда можно сказать, что это гадят арабы. Пошли мы с женой в кафе в городе Ришон-ле-Цион (буквально – «Первый в Сионе»). Это одно из первых еврейских поселений в Израиле, считающееся «русским» городом. Действительно, на стенах можно прочитать следующие объявления: «Первый милуй за полцены», «Продается дом, дуд шемеш, стоянка в табу». В кафе работали эфиопы, поэтому в последний день поездки нам неожиданно не хватило русского и английского. Жена спросила по-еврейски, из индейки ли шаурма? Шаурма оказалась такого размера, что её хватило на два ужина, не то что шаурма на наших улицах. Захотелось в туалет, но не было видно, где он находится. Я сказал, что спрошу у официантов. На каком языке? На иврите, естественно. Всем путешественникам советую прежде всего выучить эту фразу из разговорников при поездке за границу. Ойфа шерутим? Эфиопы смущенно переглядываются, и из их речи я улавливаю три раза слово «смоль». Понимаю, что три раза нужно повернуть налево. Выйдя из кафе, три раза поворачиваю налево и обнаруживаю металлические гаражи-ракушки с характерным запахом. Когда я вернулся, Женя спросила, где женский туалет. Вероятно, три раза «янина» (направо).

Сталкивающиеся в походах с иностранцами, часто рассказывают забавные истории про непонимание иностранцами того, что туалет на природе, в принципе, везде. Например, одному туристу из западной Европы было невтерпеж, и автобус остановился в ближайшей роще. Иностранец минут пятнадцать искал среди деревьев туалет и не нашел.

У одного туриста в походе на Кузнецкий Алатау (Поднебесные зубья) была непереносимость каш с молоком. Завтракать нашей здоровой пищей он отказался и по утрам промышлял бич-пакетами. После завтрака мы шли гулять на хребет и через час-полтора оказывались на вершинах. И именно в это время организм туриста требовал избавиться от этой вредной, бесполезной и плохо переваренной пищи. Интересно то, что через пять минут после того, как турист делал свои дела, начинался ливень. Участники группы вскоре заметили эту странную корреляцию и стали возмущаться. «Мы на вершине медитируем, а он там срёт!». Горные духи это не выдерживают и «нажимают на кнопку смыва».

Вообще, у часто посещаемых природных достопримечательностей стихийные туалеты становятся проблемой. Однажды на форуме е1 шла очередная «священная война» между «продвинутыми» туристами и мной, который смеет приводить на некоторые природные достопримечательности новичков. Получается, что я, приобщая новичков к туризму, увеличиваю нагрузку на природу. Думаю, как бы мне творчески оправдаться. Сообщаю, что мы организуем туалет по всем правилам арийских традиций. Как раз в это время я читал индийский трактат о законах прародителя человечества Ману. Так вот, по законам Ману, просто так присесть в кустах нельзя. Нужно выполнить около 20 различных требований. Например, сориентироваться не только по направлению ветра, но и сторонам света. Убедиться, что вашу попу не видит Солнце и Луна и разведенный огонь. Чтобы ветер не донес запах до священных объектов, например, до водопада или скал. Разместил выдержки из трактата на форуме. Народ «загрузился». Какой же можно сделать вывод? Ешьте здоровую пищу и ходите в туалет заранее.

Пять минут в ЖОПе

В феврале мы поехали в Бойцовскую пещеру. Хотя приближалась весна, но было по-зимнему ветрено и холодно (я проводил в тот год походы выходного дня каждую неделю и все ждал, когда же наступит весна, но она всё не наступала). Мы с удовольствием спрятались от ветра в Логу пещерном и ждали своей очереди пойти в пещеру. Пещера отличается узостью ходов и гротов, оптимальный размер группы для ее посещения – четыре человека. Нужно быть психологически готовым к тому, чтобы пройти Ласточкин ход (там нужно протискиваться в узкой щели в позе ласточки). В целом Бойцовская – отличное место для проверки психологической готовности туристов к посещению более сложных пещер.

На обратном пути в поезде случилось происшествие. По вагону шла какая-то особая проверка – ревизионная комиссия. Я полез в карман за билетом и обнаружил, что в кармане дырка и билет провалился за подкладку штанов. Найти его не удалось. Возникла унизительная ситуация. Все видели, что я купил билет, даже проводница это подтвердила, но ревизионную комиссию это не интересовало. Заработала неповоротливая бюрократическая система. Ревизор раскрыл передо мной удостоверение с таким важным видом, с каким в телевизоре не появляется даже наш президент. Я был изобличён как преступник, который должен немедленно покинуть электричку на ближайшей остановке. Я решил, что на такое унижение перед своей группой я не пойду, стал судорожно вспоминать закон о правах потребителя и решил позвонить адвокату нашего турклуба Николаю Богданову. Его рекомендация была ожидаемой: не дергаться, предупредить, что они не имеют права ко мне прикасаться, требовать составления протокола и вызова милиции. Когда я всё это им объяснил, мне стали давить на нервы:
- Нашелся тут неприкосновенный, расселся как король.
- Король – не король, а смердов в моей семье не было, поэтому, пользуясь положением своей касты, хочу дать вам один совет. Не позорьте свой род, найдите себе приличную работу.

К сожалению, ревизоры быстро заметили включенный одной из наших туристок диктофон, и «приятная» беседа закончилась. Хотя ревизоры и замолчали, но не избавили нас от своего присутствия. Поезд приближается к вокзалу Екатеринбурга, пассажиры спешат на выход, мне ревизоры сообщают, что я остаюсь. Дорогу мне преграждает здоровенный мордоворот – охранник. Я иду прямо на него. Про себя думаю – неужели у них хватит наглости меня схватить, и что я буду делать, если упрусь в его толстый живот, перекрывший весь проход. Когда я приблизился к охраннику вплотную, тот проворно подвинулся, пропуская меня. На перроне меня приняла только что переименованная в полицию милиция, и меня повели в ЖОМ (железнодорожный отдел милиции). «Или правильно сказать – ЖОП?» – это был тогда основной вопрос железнодорожников.

Я понял, что влип. У меня даже не было паспорта. Я стал ожидать долгой процедуры идентификации личности. Моя группа пошла за мной. Милиция с некоторым испугом смотрела на дверь, в которую ломились мои туристы. Они поняли, что дверь захлопнуть не получится, потому что половина Элины Волковой находилась внутри, а другая – снаружи. «Мы все – свидетели, в том числе – проводница!» Кое-как успокаиваю туристов и прошу их подождать на улице.
- Кто это такой?
- Безбилетник.
- А мы-то тут причем? Это дело ревизионной комиссии. Они должны были составить протокол.
- Где ревизор?
(ревизора оттеснили мои туристы)
- Его нет.
- Так давай отпустим.

Пять минут в ЖОПе показали, что не все требования дяди с корочками нужно выполнять, нужно еще сохранять самоуважение. Удивление и радость моей группы, что я так быстро освободился, еще более сплотили наш коллектив.

Как я бросил группу и заставил больную девушку переплывать Аккем

Я убедился, что сплетни в туристической организации, где множество мероприятий, но один коллектив, и где люди перемещаются от одного руководителя походов к другому, могут быть очень неприятными. Например, фраза: «Было очень весело, нас в поход пошло 25 человек!», сделав круг, возвращается в виде: «Какой ужас, их там было 25 человек!». Я стараюсь объяснить туристам, чтобы они осторожнее описывали перенесенные ими в экспедиции героические приключения в компании новичков. Ведь описание того, как они целый день шли мокрыми под мокрым снегом и не заболели, может уменьшить число новичков в будущей экспедиции.

Особенно осторожными надо быть с публикацией воспоминаний в Интернете. Однажды на одном из Интернет-форумов появилось сообщение, что несколько лет назад я ночью бросил свою группу на Алтае и убежал. Посмотрел, кто автор сообщения. Оказалось, что это женщина, которая была со мной в двухдневном походе на Среднем Урале. Я ей позвонил, спросил, понравилось ли ей со мной в походе и почему она распространяет обо мне клевету, хотя в алтайском походе она со мной не была? Оказалось, что она превратно поняла дневник воспоминаний.

История следующая. Мы возвращались поздно после радиалки на Цветные озера в долине Кучерлы. Было ясно, что идти придется в полной темноте. Один из участников почувствовал себя плохо, и было решено, что он с другим товарищем останется ночевать на озере Синем, а я ночью пойду к Кучерлинскому озеру в наш лагерь, чтобы остальная группа не волновалась. В дневнике было написано: «Мы остались на Синем озере, а Паша от нас убежал» (видимо, имелась ввиду скорость моего перемещения).

В другой раз возвращаюсь я с Алтая, и в Екатеринбурге меня спрашивают: «Правда ли ты заставил больную девушку переплывать Аккем?». Была радиалка в долину Ярлу – цветную долину, в которой растут эдельвейсы. На обратном пути к Аккемскому озеру нас застал дождь. Я был готов нанять лодку, чтобы перебраться на другой берег, но группа почему-то захотела идти пешком. Мы дошли до места впадения в Аккемское озеро реки Аккем и вымокли до нитки. Нам предстояло еще сделать крюк до лагеря около двух километров, чтобы перейти Аккем по мосту недалеко от водопада Ак-Оюк. Я оценил Аккем и понял, что его можно перейти вброд. Я предложил участникам выбор – идти мокрыми два километра в обход или пару раз окунуться по грудь, переходя Аккем вброд. Группа разделилась на две части, и мы с Леной и Костей пошли вброд. У самого лагеря нам действительно пришлось окунуться по грудь, а Лене проплыть полметра. Что касается здоровья, то Лена после этого купания перестала кашлять.

Коля и Винни-Пух

Отправились мы в Шемахинские пещеры. Мы любим ходить туда в феврале, так как пещеры из мрачного сырого погреба летом превращаются в сказочный подземный мир зимой. В первой пещере течет подземная река, которая затапливает всю пещеру, когда начинает таять снег или идёт дождь, поэтому туда ходят только зимой по льду замерзшей реки. Вторая пещера представляет собой многоэтажную систему извилистых ходов. Был с нами и наш постоянный турист – Коля, довольно крупный человек. Это был его первый поход по пещерам. В пяти лазах вниз Коля застревал. Другие участники его утешали: «Ничего, Коля, раз ты пролез вниз, наверх ты точно тоже вылезешь». Про себя я думал: «Не факт». Обратно Коля нижние лазы проходил без посторонней помощи и довольно быстро. Я расслабился: «Вот что значит техника, не важно, какого ты размера!», - но перед самым выходом Коля застрял. Участники шутили: «Вспомни мультфильм про Винни-Пуха, который наелся мёду и не смог выйти из домика, похудеешь и выйдешь». Коля на полном серьезе отвечал, что это ему не поможет, так как у него крупный костяк. Возникла мысль пропихнуть его обратно, раздеть и намылить. Но в попытках вылезти наружу Коля застрял так, что и вниз уже никак не проходил. Тут уже не до смеха стало и тем, кто шел за Колей. Всё-таки мы Колю вытащили, таща вдвоем за руки (еще двое пропихивали его снизу), в основном благодаря настойчивости Ивана. Коля больше в пещеры не ходит, хотя есть много пещер с широкими лазами.

Вообще довольно легко новичку отбить желание заниматься каким-либо видом туризма. У нас в турклубе два года пещер не было, потому что в одном из первых походов мы увидели пещеру, в которой вместо коридора была стенка из свежеобвалившегося материала.

Я сам долго не любил сплавы после первого своего водного похода. Тогда довольно холодная экспедиция на Маньпупунёр завершилась сплавом по Лозьве. В пешей части я согревался ходьбой, на катамаране возможности согреться не было. После таких случаев легко заметить, что основная функция сознания – подбирать объяснения решениям, принятым на бессознательном уровне. Не то чтобы я был в принципе против сплавов, а Коля – против пещер. Просто у нас всегда находились причины не идти именно в предстоящий поход.

Управление погодой

В любом мировоззрении, приближенном к природе, погодой можно управлять. Это касается шаманизма и йоги. Люди с западным мировоззрением стали более серьезно относится к этому, когда познакомились с индейским фестивалем Пау-вау. Он проходил в дождливой местности, но дождя во время праздника не было никогда.

С йоговской методикой я познакомился случайно, читая о размыкании микрокосмической орбиты (идет по позвоночнику в голову, затем опускается по передней части по оси симметрии) на солнце. Цель практики – подпитаться энергией солнца, побочный эффект – разгон облаков. Я приехал загорать на Волчихинское водохранилище (Флюс). Первый час светило солнце, потом набежали маленькие облака. Поскольку температура была небольшая, +20, стало холодно лежать. У меня возникла мысль – надо попробовать разогнать. Действительно, через 7 минут выполнения упражнения надо мной образовалось ясное «окно».

Шаманская практика заключается в подстройке к туче и завладении управлением. Нужно представить себя тучей, которая приближается, далее воспринимать поток мыслей как он идет, не сопротивляясь им, понять цель тучи, и затем волевым усилием изменить её направление или заставить её пролиться дождем. Практика основана на предположении о том, что всё со всем связано, мы можем чувствовать не только других людей, но и природные объекты. Нас ведь не удивляет, что если мы зевнем в метро, то окружающие тоже начнут зевать, потому что в вагоне мы находимся примерно в одном состоянии. Шаманы считают все природные объекты живыми разумными существами. Искусство заключается в правильной настройке на такие, казалось бы, далекие от человека объекты, как облака. Кроме того, нужно обладать большей энергией, чем туча, иначе туча начнет управлять вами при подстройке.

Эксперимент с тучами я произвел на Конжаковском камне – высшей вершине Свердловской области. Туча повела себя очень странно, она то приближалась, задевая нас краем своего мелкого дождя, то отдалялась, как будто кто-то занимался её перетягиванием. Когда мы дошли до Поляны художников – места на границе леса, где в основном останавливаются туристические группы, то Кирилл, который занимался цигун, сказал: «Я так люблю дождь. Я очень хотел, чтобы туча пришла к нам, но это мне не удалось».

Мы пошли в поход на Нургуш – высшую вершину Челябинской области. В первый день погода была отличной, но затем начала портиться. Когда мы поднимались на Средний Нургуш и осматривали скальный бастион, к нам стала приближаться туча с проливным дождем. Туча остановилась в ста метрах от нас и сделала большую дугу в обход. Участники похода удивились странному поведению тучи. Когда мы пошли на Большой Нургуш, небо заволокло уже полностью и вскоре мы оказались в облаках. GPS показывал что-то странное, мы рисковали заблудиться. Я начал делать упражнение на замыкание микрокосмической орбиты на солнце, и вскоре над нами образовалось солнечное окно, прямо как в описании упражнения. Оно позволило нам безопасно пройти курум. Когда мы вышли на самое большое плато на Южном Урале, которое находится на большом Нургуше, облака опять сомкнулись над нами. Стало холодно, и девчонки, чтобы согреться, начали водить хоровод. На время хоровода выглянуло солнце. Даже скептики поверили в возможность управления погодой. Эту практику я много раз потом применял, например, на Аккеме.

Есть и способ вызвать дождь, причем - женский. Прочитал у Максимова в книге «Крестная, нечистая и неведомая силы» (замечательная книга о народных верованиях и обычаях, сохранившихся на Руси в 19 веке). Управление погодой – это о неведомой силе. Чтобы вызвать дождь, женщинам нужно показывать небу гениталии. Тогда у неба, которое имеет мужскую природу, возникнет желание их оплодотворить дождем. Когда я рассказываю об этом, сразу возникают вопрос, а поприличнее метода нет? Но что делать, если всё народное: обряды ли это, анекдоты или частушки, на две трети – «неприличны»?

Скалолазная тренировка на Медведь-Камне на реке Тагил была под угрозой. По небу ходили черные тучи, часто моросило. За завтраком в большом шатре рассказываю про женский способ вызвать дождь и предупреждаю девушек, чтобы были осторожнее. Всё это было воспринято как пошлая шутка.

На тренировке была Юля – профессиональный инструктор по йоге. Алексей стал её подзуживать: «А можешь так согнуться, а сяк?» В итоге она встала на голову и развела ноги. И в этот момент ливануло! Последовала немая сцена, все смотрели на меня. Слушать надо руководителя!

Нужно отметить, что управление погодой – дело очень опасное, и временное улучшение погоды может закончиться ураганом в том же месте или в другом. Когда эту же практику делал Дима, погоду на Конжаковском Камне удалось подправить, но в районе Екатеринбурга произошел ураган. Когда об этом узнал Коля Богданов, у которого разбило стекла в теплице, он сказал: «Теперь я знаю, кто будет заниматься ремонтом».

Я выработал универсальное объяснение плохой погоде. Либо кто-то из девушек нагрешил, либо парни не выполнили свой арийский долг по улучшению породы местных жителей. Этим можно объяснить любой катаклизм.

Костыли для туристов

Поскольку мой любимый вид туризма – пешие походы по горным местностям, меня часто спрашивают, нужно ли с собой брать в поход специальное снаряжение, например, каски или трекинговые палки. Мне вспомнился один случай: когда я только начинал заниматься экспедициями, у меня не было специального туристического снаряжения, и я в походе донашивал свои старые вещи. Моя группа, одетая кто как, в основном – в кроссовки, легко обогнала по куруму группу странных людей, оказавшихся иностранцами. Эта группа была одета в наколенники, каски и имела по две трекинговые палки на человека. Они выглядели по сравнению с нами инопланетянами.

Справедливости ради, нужно сказать, что есть еще один вид иностранцев, которые отважно шагают чуть ли не до ледников в футболке, шортах и сандалиях. В Ергаках мы встретили такого голландца. Когда мы вновь увидели его через неделю, он был одет уже по-другому - как его русские друзья.

Нужно понимать, что индустрия туристического снаряжения – часть общества потребления, и вам наверняка попытаются продать вещь, которая вам, скорее всего, не нужна. Например, ботинки с жесткой фиксацией голеностопа якобы уменьшают опасность вывиха ноги. Но природу тяжело обмануть. При фиксации голеностопа усилится нагрузка на колени. Индустрия снаряжения и здесь придет вам на помощь, продаст вам наколенники. Идти станет неудобно и повысится риск, что вы будете спотыкаться. Чтобы не удариться головой, наденьте каску и возьмите в руки трекинговые палки. Поскольку на руках находится больше всего рецепторов, то поначалу всё ваше внимание будет приковано к рукам, и во время путешествия вам будет не до любования видами.

Я не против касок, наколенников и трекинговых палок, но брать их нужно тогда, когда в этом действительно есть необходимость. Например, каски нужны при прохождении узкого ущелья или перевала, в котором возможен камнепад. Трекинговые палки нужны, если у вас проблемы с коленями и нужно разгрузить ноги. На Камчатке я убедился, что трекинговые палки обязательны при ходьбе по сыпухе, например, на Ключевской сопке.

Пирдуха, замы по ПМС и половому воспитанию

Встретившись с другими руководителями походов, я похвалился, что у меня в группе есть не только медик, завхоз и завснар, но еще и заместитель по половому воспитанию. Меня спросили: «А что, требуется?» Я ответил, что эту должность занимает у меня человек, который рассказывает наибольшее количество пошлых анекдотов.

Другой руководитель сказал, что у него есть зам по ПМС. Настала моя очередь удивляться. Он ответил, что к нему в экспедицию пошло так много девушек, что он посчитал вероятность критических дней и понял: все дни будут критическими. Значит, должен быть тот, кто будет поднимать настроение. Нашелся турист, которого девушки использовали вместо грелки. Причем девушки сами выбирали, рядом с кем он будет спать. Вопрос: «Оксана, с кем я сегодня сплю?» - вошел в историю туристической группы.

А еще у нас после экспедиции на Приполярный Урал появилась Пир-Духа. Так называется палатка, в которой занимаются вечерним тайночтением. В экспедиции вес рюкзаков большой, и приходится экономить каждый грамм. Но есть туристы, которые берут с собой книги. Мои призывы сжечь Платона не оказали действия. А ведь как эффектно бы смотрелось в фильме!

Бывают ли туристы – метросексуалы, нужны ли в походе стринги?

У парней бывает вопрос, бриться в походе или нет? С одной стороны – с бородой лицо меньше мерзнет, мошкара меньше кусает. С другой стороны – грязь в бороде застревает, да и турист выглядит в походе более дико. После экспедиции «Приполярный Урал - 2012», когда я ни разу не глядел в зеркало, я зашел в туалет в поезде и отшатнулся. На меня из зеркала глядел какой-то обросший мужик, в котором я не сразу узнал себя. Я стал предупреждать, что после похода надо к своему виду привыкать постепенно. Сперва вполглаза на себя в зеркало посмотреть и подумать, готов ли себя двумя глазами увидеть.

Попробовал бриться после двух недель похода. Потратил 45 минут, изрезался. Тяжело гигиену соблюсти, да и кожа стала нежной и менее защищенной от ветра. Бриться через день – неохота. В то же время некоторые парни бреются регулярно. В результате группа выглядит очень пестро – от вполне городского вида до «снежного человека». Надо как-то привести всех к единому стилю. Пробовал увещевать, объяснял пользу бороды, говорил парням, что у них есть шанс увидеть, как они выглядят по-настоящему. Бесполезно. Некоторые ради красивых себя на фотографиях бреются все равно. Значит, надо придумать слово, подобно тому, как нудисты тех, кто купается в трусах, называют текстильщиками, чтобы бреющиеся почувствовали себя извращенцами. Нашелся и термин. Те, кто бреется в походах – метросексуалы (неологизм для обозначения современных мужчин любой сексуальной ориентации, которые придают большое значение своей внешности (физическая форма, одежда, аксессуары) и, соответственно, тратят массу времени и денег на совершенствование своего внешнего вида и образа жизни).

В большие походы я начал ходить после поездок на Черное море. Уже перед поездками я стал составлять список необходимых вещей, чтобы ничего не забыть. Черноморский список плавно модифицировался в список для турпохода, поэтому первые мои туристические списки были несколько странными. Когда я поделился списком с другим туристом, он посмотрел на меня и сказал, что он не понял, зачем в походе столько футболок разного вида.

В каждом походе находится человек, который рассказывает один и тот же анекдот: «Девушка собирается в поход и мечется по дому:
- Где мои стринги, где мои стринги?
Мама ей говорит:
- Ну зачем тебе стринги? Возьми еды, теплые вещи, спальник.
На что ей девушка отвечает:
- Ну что же ты ничего не понимаешь? Были бы стринги, а там будет и еда, и теплые вещи, и спальник.».

При этом парни поглядывают на девушек с немым вопросом: «А есть ли у вас стринги? Может быть, вы сходите на турбазу и раздобудете хлеба?».

В 2012 году я собирался после похода на Хамар-Дабан поехать к семье, отдыхающей в Крыму. Причем я должен был поехать в Крым не заезжая домой, поэтому в моем рюкзаке были вещи не только туристические, но и часть вещей для отдыха на море. Поскольку я привык иметь ровный загар и не был уверен в том, что в Саках получится загорать по нормальному, то захватил с собой оставшиеся у меня со времен занятия шоу-бизнесом стринги - предмет, который среди российских мужчин не очень прижился.

В первые дни мы стояли лагерем недалеко от метеостанции Хамар-Дабан под пиком Черского. Рядом находилась турбаза. Поход планировался трехнедельный, поэтому вещи и еда были только самые необходимые. Возникло желание купить хлеба на турбазе, чтобы побаловать себя перед тяжелым походом. Кто-то из парней рассказал анекдот про стринги. Я достал из рюкзака стринги и поинтересовался: «Кто из парней пойдет на турбазу?».

Шаманское чаепитие

Благодаря Кириллу Кравцевичу на наших турслетах всё время появляются интересные люди. То приедут барабанщики, и вот мы уже прыгаем через костер и бегаем по углям под трансовые барабанные ритмы, то мастера чайной церемонии.

Так у нас появился специалист по чаю Алексей Трушников. Он установил большую светлую палатку на выступе надпойменной террасы, так что из неё были одновременно видны река Исеть и её приток – Каменка со скалами на другом берегу.

Раньше я скептически относился к чайной церемонии, считал, что её размеренность противоречит моему интенсивному образу жизни. Оказалось, совсем наоборот. Я был организатором турслета и всё время бегал по делам. Даже ел не только стоя, но и часто - на ходу. Единственный раз, когда я присел – это во время чайной церемонии Алексея. Множество маленьких чашечек и танец рук Алексея завораживали и уносили куда-то далеко. Мне как руководителю походов оказалось очень полезно в течение часа побыть в состоянии, когда не надо ничего делать и ни за что отвечать. При жестком временнОм графике оказалось, что чайная церемония хорошо снимает стресс, погружая человека в беззаботное состояние вне времени. Чайная церемония понравилась абсолютно всем присутствующим, хотя на турслет приехали 120 совершенно разных людей.

Через год в последние выходные сентября мы в очередной раз устроили турслет. Мы ожидали увидеть там Алексея, но он не приехал, зато прислал своих учеников. Они приехали не сразу, и на месте чайной палатки красовалась позаимствованная где-то табличка «место для курения». И вот ученики приехали и начали ставить палатку рядом с этой табличкой. Я подошел, поздоровался и поинтересовался: «Анашу здесь можно приобрести?». Впервые бывшие в нашей компании люди слегка напряглись. Им обещали здоровый образ жизни. Потом они сообразили, что это – шутка.

Главным учеником оказался Кирилл (он начинал чайный бизнес). Концепция его чайной церемонии принципиально отличалась от алексеевой. Коротко её можно назвать «чайной пьянкой». Я сказал Кириллу, что ему не надо стесняться. В его чайном доме в Екатеринбурге, чтобы угодить работникам соседнего высотного офисного здания, нужно готовить чай по следующему рецепту:
1. Заварить Иван-чай (из патриотизма, чтобы добавить местный колорит)
2. Добавить в него молока и масла (гималайский, тибетский и сибирский рецепт, очень хорош в холодных странах), можно - рис. Это накормит тех, кто голоден.
3. Добавить настойку золотого корня (родиолы розовой) – мощное тонизирующее средство. После него работники будут просто летать по своим рабочим делам.
4. Под вечер добавлять спирт, чтобы получился таежный чай.
5. Для желающих использовать морской рецепт: по мере отпития чая всё время подливать спирт.

Уверен, что на подобный рецепт, учитывающий весь мировой опыт, подсядет весь небоскреб.


Бегая по организационным делам, я прислушивался, что происходит в чайной палатке. Происходило что-то странное. Какое-то разнузданное чаепитие – чайная оргия. Из палатки доносились звуки самых разных этнических инструментов. Поющие чаши, по которым надо водить деревянными палочками, чтобы они издавали мелодичный гул, использовались вместо колоколов. Действие напоминало нечто среднее между шаманским камланием и православной службой под колокольный звон, и нисколько не напоминало чаепитие. Не то чтобы я не знал о музыкальном сундучке Алексея, но даже я удивился.

Через некоторое время у меня закончились дела (в этот раз я не занимался организацией всего турслета). Я вспомнил, что давно хотел поприсутствовать на подобной музыкальной вечеринке, когда участники выбирают какой-нибудь понравившийся им музыкальный инструмент и начинают играть. Другие участники постепенно к ним присоединяются.

Я зашел в чайную палатку. Сама «чайная пьянка» мне не понравилась. По концепции Кирилла, участники должны были сами себя обслуживать, да еще чашки мыть (требуется особое китайское терпение, чтобы вымыть все эти маленькие чашечки). Вскоре Кирилл вообще нас покинул, попросив нас записать в тетрадь наши впечатления. Мы выпивали по чашечке и записывали наши «видения» вроде «выпили улуна, гоняли розового плезиозавра». Потом достали музыкальные инструменты. Это было потрясающе! Я и не подозревал, что из участников, некоторые из которых вообще впервые держали комусы, получится такой слаженный оркестр. Комусы и поющие чаши погружали нас в пространство звуков.

Что чувствует мох?

В экспедиции на Хамар-Дабан во время дневки мы делали походную баню-каменку на берегу реки Утулик в месте слияния двух истоков. Каменка получилась большой, надежно сложенной, и мы предвкушали хорошее прогревание и купание в реке после недельного перехода по хребту Хамар-Дабан. Мы натянули тент и зашли греться. В бане стоял странный запах. Оказалось, что не весь мох, покрывавший камни, прогорел. Осталась небольшая высохшая часть, и она тлела. Баня всё-таки состоялась. Мы разом выходили из бани, делали тент нараспашку и пока мы купались, баня проветривалась. Камни были хорошо раскалены, и жара хватало на всю нашу большую группу. Но пока мы освоили технологию, я успел очень хорошо надышаться.

Перед сном я подумал, что шаманы применяли мох для достижения измененного состояния сознания. Интересно, что мне приснится?

Сперва во сне я увидел решетку, которая обволокла меня полностью, потом я присмотрелся, и увидел, что это вовсе не решетка, а камни с просветами, сложенные друг на друга. Я был внутри каменки. Через некоторое время я увидел, что есть просветы, в которые светят не солнечные лучи, а пламя. Распространялся запах тлеющего мха. Я посмотрел на себя, и увидел, что я – мох. Я переговаривался с мхом на соседних камнях, но это общение не было словесным. Потом я начал гореть и вылетел из каменки. Интересно, что мох не испытывал страх.

В ночь после бани некоторые участники ночью выходили по делам из палатки и видели множество светящихся точек на траве, так что над травой был светлый слой воздуха. В целом же лес был окутан странным сиянием. То ли это из-за мха в бане, то ли из-за багульника, который рос по соседству, то ли из-за незнакомого нам физического явления. Мне было жутко, а некоторые туристы вернулись в палатку, не став делать то, ради чего выходили.

Светский разговор в ретритном центре после «Конца света»

В Новогодние каникулы мы с семьей поехали на озеро Тургояк на Южном Урале в ретритный центр (1) «Белый Будда» (очень хорошо, что центры с такими правилами стали востребованными в нашей стране). Благодаря Лизе Логиновой, пригласившей меня провести там хождение по углям, я, наконец, побывал на этом озере, который называют младшим братом Байкала. Мы часто проезжаем Тургояк ночью, когда едем в походы по горам Южного Урала, и заезжаем искупаться, но в светлое время я его еще не видел. Из нашего окна открывался отличный вид на озеро, окруженное зелеными горами, местами с белыми снеговыми шапками на вершине. Мы отмечали день рождения Лизы, а заодно и «Конец света», который ожидали разные субкультуры в конце 2012 года.

В ретритном центре нам готовили блюда из ведической кулинарии. Детям мы сказали, что это индийская кухня, хотя индус в ней свою кухню бы не признал. Оказывается, в среде наших вайшнавов (2) сложилась своя уникальная кухня. Мы с удовольствием ели сытные и вкусные блюда из обычных продуктов, но с непривычным вкусом.

Вечером дочь поваров Нандини (мы долго запоминали духовное имя этой девочки, означающее «Священная корова», но в итоге только оно и сохранилось в памяти), с загадочной улыбкой подошла к нашим сыновьям и поинтересовалась, знают ли они, кто такой Кришна? «Конечно, знаем», - ответили дети: «Это бог, у него темно-синяя кожа, он Арджуну учил». И под изумленные взгляды наших гостеприимных хозяев («Четырехлетний ребенок читал Махабхарату!») продолжили светский разговор о других персонажах индийского эпоса. Нандини в последней попытке поразить наших детей спела «Харе Кришна», но это тоже не произвело на них особого впечатления, и посложнее учили, например, Осе шалом (псалом Давида). Дети действительно недавно читали Махабхарату, причем Андрюша однажды выбрал самую духовную часть Бхагавад гиты (3), «Путь к Абсолютному Духу», и полчаса внимательно меня слушал.

Мы прогулялись, а если точнее, то пробежались в полном соответствии с духом нашего времени, половину дороги неся детей на себе, по острову Веры, известному археологическими достопримечательностями. Особенно запомнился дольмен острова. Он отличался от типичных дольменов Кавказа и представлял собой землянку с несколькими ходами и каменными стенами и потолком. Символично в «конце света» посмотреть на памятники еще более древних эпох.

Прощание прошло в спешке, так как мы опаздывали на автобус в Екатеринбург. Надеюсь, что хозяева извинят нас за слова Андрюши: «Хорошо, что мы уезжаем домой, а то эта индийская кухня уже надоела» (Махабхарату читали, а хорошим манерам не научили). Повар подарил нам в дорогу торт. Жаль, что мы не обменялись контактами, надеюсь, что наши пути еще пересекутся. Вместо «Конца света» наступила «Новая эра» (4), раз дети четырех лет ведут светский разговор не только о роботах, но и о священных книгах древности.
--------------------------------------------------------

1) Ретритный центр (англ. retreat - уединение, отступление, уход из социума) отличается от турбазы тем, что содержит не только холл и номера для отдыхающих, но и залы для медитаций и йоги. В ретритных центрах запрещено курить и употреблять алкоголь, пища, как правило, вегетарианская. Посещать центры нужно с чистыми мыслями.
2) Вайшнавы – монотеисты, поклоняющиеся богу Вишну и его аватарам – Кришне и Раме.

3) Бхагавад гита – центральная часть индийского эпоса Махабхараты, в которой Кришна беседует с Арджуной перед боем на поле Куру, излагая принципы устройства мира. В концентрированном виде содержит индийскую философию.

4) Новая эра – концепция ряда мировоззрений и субкультур, основные идеи которой заключаются в окончании эры мировых религий, духовном обновлении Земли, синтезе раздробленных знаний, экологическому мышлению, культурному обмену между народами.

Идеальная турбаза

На подходах к горам мы повидали достаточно турбаз. Обычно мы торопимся пройти их как можно быстрее – за полдня, чтобы попасть на дикую территорию – территорию свободы. Около этих турбаз видим массу туристов, которых настоящие путешественники в шутку называют «матрасниками».

Иногда приюты представляют собой целую сеть, опутывающую подступы к вершинам. Такую сеть построил Михаил Шевалье на Поднебесных Зубьях. На первый взгляд, активные туристы должны быть недовольны распространением «матрасников». Но создатель сети приютов развивает детский туризм. И эти приюты позволяют привить любовь к горам детям Кемеровской области.

Но бывают моменты, когда мы и сами не прочь «поматрасничать». Например, в конце экспедиции, когда мы подходим к населенному пункту, но надо где-то переночевать, потому что машина за нами приедет завтра. В этом случае турбаза бывает очень кстати.

Какой же должна быть идеальная турбаза? Должна ли она быть просто приютом – крышей над головой? Должна ли там продаваться еда? Нужна ли там столовая? Как насчет бильярда, стриптиз-бара? Когда туристы возвращаются с Белухи и приходят в Тюнгур, они найдут турбазу себе по вкусу. Те турбазы, которые с городскими удобствами, у всех на виду.

Естественно, нам никакой бар не нужен. Наведя справки, мы остановились в турбазе «Зеленый дом». На ней был склад, можно было приобрести необходимые продукты, были уютные полянки, где можно поставить палатки и посидеть за столом. Купаться мы ходили на безлюдный берег Катуни, возле которого размещается турбаза. Но главное в ней – отлично выстроенная жаркая баня, которая вместила всю нашу большую дружную команду. В общем, на турбазе есть всё, что нужно активным туристам после экспедиции. Держит турбазу Татьяна Замчалова.

Где еще можно встретить туристов, с которыми встречался в каком-нибудь отдаленном крае? Конечно, на правильной турбазе. Мы с радостью увидели в Зеленом доме туристов из Новосибирска, с которыми познакомились на Байкальском хребте и совершили первовосхождение на пик Птицу по западной стене.

Я не против турбаз еще потому, что надеюсь, к тому времени, когда я не смогу ходить в серьезные походы, у меня будет турбаза где-нибудь на Алтае.

Перед отъездом я сказал Татьяне: «Спасибо за гостеприимство, у вас здесь всё хорошо устроено!» «Спасибо, что приехали, моя турбаза для простых людей, как вы. Чем люди проще, тем чище!».



Эти воспоминания мной были написаны в 2010-2013 годах. Всех их объединяет мое стремление познакомиться в хорошем коллективе с различными уголками нашей Родины и интересными местами за рубежом. В некоторые места нам удалось только заглянуть в качестве гостя, другие же стали для нас родными. Сперва родным для нас стал Средний Урал с горами, больше напоминающими холмы, и скалами-шиханами. Потом Южный и Северный Урал с горами, покрытыми тайгой и каменистыми осыпями-курумами. Потом – Сибирь: Алтай, Саяны, окрестности Байкала с тайгой, ледниками, озерами и водопадами. Сибирь стала для нас родной, но еще много хребтов, которые предстоит пройти. Полюбил я и Гималаи. Будут новые походы и новые рассказы о том, как мы знакомимся с нашей Родиной, которая для Новых кочевников - планета Земля.
Понравилась ли вам эта публикация? Оставьте свой голос:


Голосов: 0


Задать вопрос, написать комментарий:

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *